Дарья Донцова

Писательница, телеведущая, попечитель Марфо-Мариинской обители милосердия
643 393 просмотров

Дарья Донцова о том, как победить рак и страх смерти

Что для вас значит «заниматься благотворительноcтью»?

Святой Паисий Святогорец говорил: если кто-то тебе сделал доброе дело – помни об этом всю жизнь, если сам сделал доброе дело – забудь об этом сразу. Конечно, я занимаюсь благотворительностью. Но, к сожалению, у многих людей понятие благотворительности всегда связано с финансовой помощью. Вот, допустим, я тесно связана с Марфо-Мариинской обителью в Москве и говорю: «Помогите нашей обители, пожалуйста». – «У нас нет денег». Вопрос не в сумме. Нет денег? Хорошо, я понимаю. Маленькая зарплата? Я тоже это понимаю. И не нужны нам ваши деньги. Но у вас есть машина. А вот теперь представьте, что в Москву приехала женщина с ребенком. Она привезла его к нам в Марфо-Мариинскую обитель, в единственный в Москве бесплатный садик для детей с ДЦП на месячную реабилитацию. Вот она стоит посреди вокзала с ребенком, которого надо держать на руках – он не ходит. И куда ей идти? Она не знает. А тут вы с машиной: «Здравствуйте, я Марья Ивановна, давайте я вас отвезу». Эта женщина за вас потом молиться будет всю оставшуюся жизнь. Это благотворительность, просто машина. Нет машины. Бывает такое. Пожалуйста – в онкоцентре на Каширском шоссе дети очень часто живут месяцами. С ними мамы. Мамы устают безмерно. Иногда маме просто хочется помыться в ванной. Не в душе в общем, а в ванной, закрыть за собой дверь, полежать в ванне и расслабиться. Придите в центр, скажите какой-нибудь маме: «Слушайте, давайте я вас отведу к себе, вы у меня помоетесь, отдохнете, чайку попьете, телевизор посмотрите, а потом уедете назад к своему ребенку». Это тоже будет благотворительная помощь. Ванна-то у вас есть. Но вот как только это человеку скажешь, очень многие убегают. Кто-то приходит в обитель, остается там и помогает.

Когда вы начали заниматься благотворительностью?

Я начала этим заниматься где-то лет двадцать тому назад, после того как вышла из больницы.

Человек только что узнал свой диагноз. Как преодолеть шок?

В первый момент, конечно, он будет плакать. Я так предполагаю. Во второй момент он задаст себе вопрос: «Почему это со мной?» Это неизбежная стадия, через которую все проходят. А вот дальше у него два пути. Обозлиться на весь мир, возненавидеть всех, потому что они здоровые, а он болен. Или другой путь – понять, что вопрос должен быть иной: не «Почему это со мной?», а  «Для чего это мне?» И вот когда человек это понимает, ему в голову приходит ответ – это ему для того, чтоб измениться. На самом деле болезнь идет во благо, она помогает человеку стать лучше, милосерднее, умнее, она учит человека любить, если человек идет в эту сторону.

Что делать в первую очередь?

Никогда не сдавайтесь, потому что, если один врач вам сказал, что вам осталось жить два месяца, поищите другого врача, получите консультацию. Маленький совет: не бегайте по врачам. Допустим, вы пришли к профессору, тогда следующая консультация должна быть у человека уровня этого же профессора. Если вы сначала пошли к какому-то очень известному специалисту, а потом опустились до уровня ординатора первого года, это неправильно. Вот с ординатора до профессора правильно подниматься. И всегда понимайте, что с любой болезнью можно справиться. Всегда, когда закрывается дверь – открывается форточка, закрывается форточка – можно подлезть под дверь. Не надо никогда сдаваться, вообще никогда. Нужно всегда понимать, что вылечиться возможно. На самом деле, к сожалению, весь страх вокруг онкологии очень сильно нагнетается прессой и онкофорумами, которые я мечтаю закрыть. И первое, о чем я прошу у женщин, которые ко мне обращаются за советом, я говорю им: «Дорогие мои, любимые, дайте мне честное слово, что вы никогда не пойдете на онкофорумы». Потому что сумасшедшие бабы, простите меня за это слово, которые там пишут: «У меня умер папа, бабушка, дедушка, мама, я сама умерла, и у меня умер хомячок, и я вам пишу из могилы о том, что все умрут от онкологии». Это неправда! Зачем они это делают? Какие-то свои страхи, какие-то свои комплексы, что-то такое. Половина там вранья, это абсолютно точно. Поэтому не надо туда ходить. Еще один совет – не ходите на онкофорумы, пожалуйста, не надо. Теперь о статистике смертности. Онкологические заболевания стоят на втором месте после сердечно-сосудистых. По сердечно-сосудистым умирает 35 человек из 100, по онкологии – 17 из 100. В России сейчас живет более 5 миллионов человек, которые прожили более пяти лет после лечения. То есть они практически здоровы, они живут и счастливы. Есть статистика женщин, которые после онкологии шейки матки родили детей. В нескольких больницах висят стенды «Наши дети» — это женщины забеременели после онкооперации и родили детей. Об этом тоже как-то пресса не очень любит писать и говорить. И я понимаю почему: ужас продается легче. Это раз.

Во-вторых, очень низок моральный уровень прессы, которая почему-то решила, что свобода прессы – это свобода врать и говорить гадости. Вот это странно. Потому что на самом деле свобода – это свобода говорить правду. А у правды две стороны: оно бывает и так, и этак, и в любой проблеме бывает плюс и минус. Вот журналистка, у которой на автомате выскакивает: «ужасная, страшная, фатальная болезнь». Она написала. Она собой довольна. Она получит деньги за эту статью. Она даже не подумала, ей не пришло в голову, что какая-нибудь женщина из провинции, из маленького городка, она с советских лет, дурочка, доверяет прессе, и она читает: «ужасная, фатальная, страшная». У нее первая стадия онкологии. 95% выживаемости. Вам для сравнения: при гриппе 87%. Понимаете?! То есть это отрезать, и забыть, и жить дальше счастливо. Она это прочитала – «фатальная, страшная, ужасная» и выбросилась из окна. На чьей вине ее смерть? Девочка-журналистка об этом никогда не узнает.

Как вы относитесь к профилактическому удалению груди?

Профилактически, я не могу ничего сказать на эту тему. На эту тему должен давать консультацию врач. Я понимаю, что бывают женщины с осложненной генетикой, когда есть такая поломка гена, которая идет у матери и у дочери. Дальше мы не можем просмотреть линию бабушки, потому что нет генетического материала, если бабушки уже нет, как вы догадываетесь, в живых. Бывают еще тети, племянники. Если существует такая опасность, то нужно, конечно, ходить на профилактический осмотр намного чаще, чем остальные женщины. В отношении профилактики отрезания, то, что сделала Анджелина Джоли. Понимаете, ни один врач, ни один самый гениальный, не даст вам гарантию, что во время операции не отскочила одна онкоклетка. Он не видит ее, эту одну онкоклетку. Поэтому делают химию женщинам, чтобы убрать все последствия. Но одна онкоклетка может отскочить. И нет гарантии. Понимаете, в чем дело?! Поэтому, на мой взгляд, это, скорей, такой психотерапевтический момент – женщина перестает панически чего-то бояться.

Как справиться со страхом смерти?

Это очень просто. Значит, когда к вам ночью приползает страх… Причем, знаете, что получается: во время работы человек занят. Дьявол знает, чем занять пустую голову. Французская поговорка старинная. Когда человек чем-то занят, он работает, или он с ребенком уроки делает, или с мужем ругается, у него в голове совсем не то. Но вот как только он ложится и расслабляется, голова делается пустая, в эту голову лезут бесы. Человек, который ходит в церковь, очень хорошо это понимает. Он начинает читать Иисусову молитву, Богородичное правило, и у него из головы это всё само по себе улетает. Поэтому люди, которые стоят в храме, они быстрее и легче выздоравливают. Это по статистике. Это на самом деле так. Они легче это переносят, они спокойнее, у них как бы свое к этому отношение. Но вот если человек, очень далек от храма, и вот на него ночью или вечером, когда она одна, наваливается этот жуткий ужас – «я умру». В этот момент главное – не пустить его далеко. Надо сказать: «Ой, ко мне пришел страх». Но как сказать?! Если его гнать вон: «Я не буду бояться!» Всё! Это не получится, он всё равно вернется. Надо же знать, кто к тебе пришел. К тебе в гости пришел страх. Надо с ним познакомиться. Значит, ты себе говоришь: «Страх, здравствуй! Отлично, ты ко мне пришел. Ну, давай, в конце концов, ты теперь будешь со мной жить до конца жизни. У меня диагноз. Я буду бояться тебя всю жизнь. Давай только мы выясним, ты кто – мальчик, девочка, животное, ты какая-то фантастика? Ты кто?» И нужно очень четко попытаться понять, кто к тебе пришел. И самое интересное, что, когда вы начнете этим заниматься, вы определенно поймете, кто он. Он у каждого свой. И вот он к вам пришел и стоит, голый. Ну, прилично, что у вас в доме голый страх? Вообще никак. Во-первых, ему холодно. Из чисто человеческой жалости к страху его нужно одеть. Мы ему начинаем подбирать одежду. Мальчик, девочка – от этого очень много зависит: розовая юбочка, брючки, пиджачок, часики… Часы для мужчины – очень важная вещь. Вот это вот всё – вы его одеваете, и каждый раз, когда он приходит, вы его переодеваете. Ну не может он ходить в одной рубашке. Ну, это же обидно, в конце концов. Вы его одели, вы с ним подружились… Надо покормить, он в гости пришел. Что он ест? У меня есть одна женщина, которая ловит во дворе червяков и кормит червяками, потому что к ней приходит замечательная жабка. Она сначала думала, что жабка мужчина, а потом жабка родила жабят. Она пришла в полный ужас, стала одевать этих жабят. И теперь она бегает по двору с сачком, ну мысленно, и вылавливает этих червяков. Значит, больше двух месяцев у меня никто не выдержал с этим страхом, они с ним живут. Но им теперь весело. Они хохочут. Они страшно довольны. Причем они даже ждут, когда он придет. Им его определенным образом не хватает. Вот такая методика. Главное – делать это регулярно, постоянно, не пропуская момента. Он с вами останется, он будет приходить. Но как только липкая лапа схватит вас за горло, вы сразу поймете – ёлки-палки, у тебя маникюр на этой лапе не сделан. Ты что?! Ты пришел ко мне, у тебя ногти какие?! Давай-ка быстренько их полирнем, подкрасим.

Химиотерапия – тяжелая процедура. Как ее легче перенести?

Химиотерапия – вполне терпимое лечение. Никто не хочет вас убить. Ни у одного врача, даже самого плохого, самого жесткого, самого гадкого, хотя на моем пути такие не попадались, у самого равнодушного врача нет желания вас убить.

У вас есть рецепт здорового образа жизни?

Найдите, пожалуйста, нормального врача, которому вы будете доверять, и только с ним. То что помогло соседке, не надо пить и принимать – у нее одна болезнь… Понимаете, вот вы идете по улице, и на улице лежат чужие грязные трусы, вы их что – возьмёте? Нет? Тогда зачем мы на себя чужую болезнь примеряем?! Это то же самое. Это те же закаканные трусы, которые валяются на дороге, трусы вашей соседки. А вы их на себя? Не пойдет. Это неверно. Это нельзя делать ни в коем случае. Есть какие-то общие советы, которые дают все врачи своим пациентам, и не только онкобольным: не ешьте вы дрянь, не ешьте вы готовые мясные вот эти, копчёные, сосиски, колбасы. Да, я понимаю, это очень быстро сделать, сварить сосиску и сунуть ее в рот ребенку или мужу и самой слопать. Это не есть хорошо. Не ешьте много сахара. Откажитесь от готовых сладостей. Я понимаю, что у вас время на домашнее хозяйство увеличится на самом деле, но это лень, котик мой, это лень. Легче купить торт, на котором написано «растительные сливки». Молоко растет на дереве, бабы? Мозг воткнем, растёт молоко на дереве? Нет. Что такое растительные сливки – пальмовое масло. Оно вам надо? Не надо! Его даже обезьяны не едят. Ну, и как? А мы это будем кушать. Сколько я слышу от женщин: «Ой, гормоны. Пять лет я принимаю гормоны, меня через год разнесло». Почему меня не разнесло-то и массу людей не разнесло. Рот закрой. Хочется кушать – попей воды, иди в фитнес зал. Работать надо над собой. Понимаете?! Ничего просто так не дается. Хорошая фигура просто так не дарится, она результат: А – правильного питания, Б – занятий в фитнес-зале. Другого пути нет. Позитивное настроение просто так не дается. Это умение остановить плохие мысли и сказать себе: «Я буду думать только о хорошем». Это два. Хороший муж тоже никому с неба не упал. Хороший муж воспитывается. Любой хороший муж воспитывается женой. А если вам достался мужчина, который ставит ботинки на место, не расшвыривает носки, уносит тарелочку за собой в мойку, надо крепко задуматься – над ним хорошо поработала какая-то другая баба. Всё! Ничего не дается просто так. Если вы хотите вылечиться, это не зависит только от врача. Да, 50% здесь доктор, но доктор только в соединении с пациентом может достичь успеха. Если вы лежите на кровати, ноете, плачете, стонете, делаете из болезни знамя, с хоругвью с этой болезнью впереди, вот с этим фонариком и хоругвью впереди крестного хода вы идете с этой болезнью… С болезнью нужно жить как с собакой. У вас в доме собака. Как вы с ней живете – вы утром встали, покормили собаку, погуляли, ушли на работу. Так? Так. Домой вернулись: «Ой, здравствуй, моя любимая собака, как ты здесь без меня жила?» Погладили, покормили собаку и пошли заниматься своими делами. Болезнь – это ваша собака. Утром встала, покормила ее таблетками. Ну, хорошо, похныкала в ванной: «Ой, я бедная, несчастная, у меня что-то отрезали. Елки-палки, плохо мне как! Пора на работу, ладно». Ушла и выкинула это из головы навсегда, на весь рабочий день. А день надо спрессовать так по работе, чтобы тебе мысль о том, что ты несчастная и бедная, у тебя что-то там отрезали, никак не проникала в твои мысли. Работать надо побольше. Понимаете, делом заниматься. Потому что дьявол знает, чем занять пустую голову, это раз. А если от тебя что-то отрезали, так и чего?! Дальше-то что?! Ну, отрезали, и что?! У меня пол-организма отрезали, и дальше что?! Я что – от этого стала хуже, я потеряла свое собственное «я»? Выздоравливает тот человек, который задает себе вопрос: «Зачем мне болезнь?» Понимает, что она ему дана для того, чтобы измениться. А как измениться? Стать добрее, стать милосерднее, стать лучше, полюбить свою семью. Не надо любить все человечество. Полюбить свою семью, не делать остальным людям зла, постараться никого не осуждать. Вот все сплетничают о том, что у Марьи Ивановны кривые ноги. А ты не сплетничай, потому что ты не знаешь, почему у Марьи Ивановны кривые ноги, по какой причине. Может быть, ей в детстве кто-то ноги ломом перебил, а ты об этом не знаешь. Прикуси язык. Вот это умение – не скажи кому-то плохо, каждый раз, когда ты хочешь что-то сказать. У меня в детской книжке одна собака говорит другой: «Куки, если ты хочешь что-то сказать, семь раз подумай, подумай, подумай, а потом промолчи». Вот стань таким человеком. Я уж не говорю, приди в храм, потому что понимаю, что это не для всех. Но все равно придите. Люди, не хотите по колдунам, по знахарям, по бабкам, по хилерам. Слушайте, у вас есть святое причастие, литургия, вам любой священник может рассказать о случаях восстания из пепла очень тяжелых больных. Вообще, в конце концов, если вы православный человек – у вас храм, если вы мусульманин – у вас мечеть.

Когда вы пишете книги, вы хотите как-то изменить читателя?

Я всегда хотела, чтоб люди стали добрее. Детские книги написаны по благословению матушки Елизаветы и отца Александра. Туда потихонечку вложены эти все ценности. Знаете, в книжке, которая сейчас должна выйти, в пятой, там есть зло, просто зло, оно живёт… Это такая страна собак. Называется Прекрасная долина. Страна собак, кошек, белок. И там такой вопрос ставится: «Стоит ли простить предателя?» В первой книжке белка Матильда очень плохо поступила, и от неё все отказались. А во второй книжке собака Фира находит эту белку Матильду уже в мире людей, не в Прекрасной долине, а в мире людей, умирающую от голода в клетке. И она стоит перед очень тяжелой задачей: вот эта предательница белка Матильда – ее надо простить или уйти? И Фира понимает, она не может ее простить за то зло, что сделала белка. Она отворачивается, а белка ложится на дно клетки, она приготовилась умирать. И Фира поворачивается, и вдруг вспоминает, как эта белка ей сшила красивый чехольчик для хвоста, как она делала ей подарки. У Фиры поднимается безумная жалость, и она забирает ее с собой, к приятелям, где они живут. И все приятели в негодовании – ну как же так, она предательница. Фира говорит: «Я ее простила». И в момент, когда им надо помочь одной девочке принести ей лекарство, никто не знает, где лежит это лекарство. Но оказывается, что это знает белка Матильда. И кот Сан Саныч говорит: «Вот видите, если б мы ее не простили, умерла бы эта девочка». Вот надо ли прощать предателей?

А следующая книжка – «Страна желаний». Там речь о том, что когда ты что-то желаешь и хочешь и это получаешь, то жизнь тех, кто находится около тебя, может поменяться, иногда в худшую сторону. Прежде чем что-то хотеть, желать и делать, подумай о тех, кто рядом. Ну как, влияю на читателя или нет? Я надеюсь, что да.

Чтобы делать мир лучше, достаточно ли просто хорошо делать свою работу?

А что может сделать простой человек, кроме своей работы? Ходить на митинги, бросив свою семью? Громко кричать о том, что все чиновники воры? Мне кажется, что нужно начать с себя. Ты пишешь в интернете с пеной у рта, что все сотрудники ГАИ взяточники. Не давай им взяток, начни с себя, не давай, не предлагай. Ты пишешь, что все чиновники работают только тогда, когда ты даешь им деньги. Не давай им деньги, живи честно, сам не воруй, сам честно исполняй свои обязанности. Кто виноват в той ужасной трагедии, которая случилась в Кемерово? Кто в ней виноват – президент? В ней виноват губернатор? Нет, нет. В ней виноваты обычные исполнители, которые плохо сделали свою работу: одни закрыли дверь, другие не открыли дверь. Значит, виноваты люди, которые поставили машины так, что не могут проехать пожарные машины. Это не президент виноват, и не дело президента это делать. В этой стране очень много торговых центров, и везде работают люди. Если каждый из нас будет выполнять свою работу честно на своем месте, всё то, что он должен делать от и до, вот, наверно, тогда будет лучше. Не надо других исправлять, исправь себя. Себя лично исправь, с себя начни. И всё будет хорошо.

Должен ли человек рассказывать о том, что он занимается благотворительностью?

Я всегда считала, что об этом говорить не надо. И о кое-каких делах я не буду рассказывать, они связаны с церковью. Но то, что ты занимаешься благотворительностью, и какой она может быть, говорить надо, чтоб был пример, чтобы люди понимали, что ты можешь собрать вокруг себя детей и научить их шить игрушки. В Марфо-Мариинской обители есть детский дом для девочек, елизаветинский детский дом для детей с синдромом Дауна. Для девочек, монастырь женский, мальчиков там быть не может. Дети с синдромом Дауна – это не самые простые дети. Вы понимаете, что это на всю жизнь. Это ребёнок, который никогда не станет взрослым. Так вот, этих детей усыновляют православные семьи, удочеряют. Приходят люди, у них двое, трое детей, они берут девочку с синдромом Дауна. Они ее очень любят, воспитывают. Она у них поет в хоре, пляшет, танцует, совершенно прекрасный ребенок. Надо ли об этом рассказывать? Православные люди молчат. А надо, чтобы люди знали, что можно поступить еще и так. У нас около Марфо-Мариинской обители очень много семей, ну как сказать, бедных, у которых нет денег на подарок детям. И мы под Новый год начинаем собирать детям подарки. Я пишу в своем «Инстаграм» или где-то там еще, что, пожалуйста, если у вас есть возможность принести нам килограмм апельсинов, мы знаем, кому его отдать. И у нас случаи были, когда приходят бабушки, приходят люди и говорят: «У меня такая маленькая зарплата, купил только маленькую куколку, отдайте какой-нибудь девочке». У нас поток таких простых людей, которые приходят. У нас очень много людей, так называемых знаменитостей. Они не хотят, чтобы мы открыто о них говорили. Ну, я могу сказать и, надеюсь, что она за это меня не будет ругать, Надя Бабкина. Во-первых, у Нади верующая семья. Ее сын, ее невестка, ее внуки – сами прихожане одного храма. Я их вижу каждое воскресенье. Сколько Надя делает для обители, как она помогает. Дать зал своего театра, 1200 мест, для проведения мероприятия. Мы недавно ездили, давали концерт в СИЗО, поехали артисты, бесплатно все работали. Но там нет никакой аппаратуры. Кто нам дал аппаратуру? Надя Бабкина. Понимаете, она об этом молчит. Надя никогда не рассказывает. Прости меня, Надюша, что я тебя продала. Сергей Безруков, который, с огромной помощью… Большое очень количество людей. Они об этом молчат и не говорят.

P.S.

Как бы вы потратили Нобелевскую премию?

Я определенно отдала бы ее на строительство храма.

Что может вывести вас из себя?

Я человек, который умеет держать себя в руках.

Какая книга способна изменить человека в лучшую сторону?

Евангелие.

Кто в 21 веке сделал больше всего для того, чтобы в России стало лучше жить?

Я думаю, что это сделал наш президент Владимир Путин, потому что он получил страну в не очень хорошем состоянии. То, что он делает, у меня сейчас начинает вызывать уважение к нашему президенту. Я с ним поругалась на одну тему во время встречи с писателями. У меня было к нему достаточно настороженное отношение, но потом через какое-то время я поняла, что это, конечно, совершенно удивительный человек.  

Выступал на десятилетии Книжного союза и назвал детективные романы и писателей легкого жанра чтивом. С явным презрением. И когда мы потом все сели пить чай, я сказала, что дело не в нас, мы не обидимся, мы привыкли, что нас, как сказать, обзывают. Но если вы лежите в палате реанимации, вам не захочется читать гениальные произведения «Смерть Ивана Ильича» и «Один день Ивана Денисовича». Вы захотите Полякову, Устинову, Донцову, просто для того, чтоб не думать о том, что завтра вам очевидно поехать на кладбище, это раз. А во-вторых, обижая писателей легкого жанра, вы обижаете не нас, а огромное количество людей. У меня совокупный тираж 200 миллионов экземпляров. Вы обижаете этих людей, а они ваши граждане. Он на меня посмотрел и сказал: «Извините». На этом всё закончилось.

Если бы в Википедии можно было написать только три слова о вас, что бы вы написали?

Дарья Донцова – писатель, телеведущая, журналист, ну в прошлом. Всё.

Рекомендуемые фонды

Рекомендуемые книги

«Амулет Добра»
Дарья Донцова

«Волшебный эликсир»
Дарья Донцова

«Башня желаний»
Дарья Донцова

«Правдивые сказки про собак»
Дарья Донцова

  • 21
    Поделились