Лиза Арзамасова

Актриса театра и кино, звезда сериала «Папины дочки», попечитель фонда «Старость в радость»
1 046 287 просмотров

Лиза Арзамасова о «молодых» стариках и «престарелых» молодых

Вы попечитель фонда «Старость в радость». Расскажите о вашем первом визите в дом престарелых.

В первую поездку в дом престарелых совершенно не знала, как себя вести. Я не знала, как нужно реагировать на слезы, на смех, на разговоры о трудной жизни, которую многие из наших подопечных прожили. Но я быстро сориентировалась, потому что в первой поездке оказалась в очень правильной компании. С нами была прекрасная директор нашего фонда Лиза Олескина, в которую я влюбилась в первую же нашу встречу. Лиза – человек, один из самых преданных своему делу. Она когда-то начинала с небольшого волонтерского движения, с группы единомышленников. Они выехали в подобную волонтерскую поездку, а теперь это фонд с десятилетним стажем. Это серьезная организация, в попечении которой больше 170 домов престарелых в 25 регионах России. И фонд решает очень важные и глобальные вопросы. Речь идет уже о повышении качества жизни пожилых людей, то есть не только о решении каких-то бытовых насущных вопросов. Это очень здорово, это вдохновляет. Я помню Лизу с баяном… Понимаете, есть ты, есть баян, твои руки умеют на нем играть. Давай, вперед. Бабушки и дедушки, которые хотят спеть песню, которую ты не знаешь – «Google» нам в помощь. Открываем, ориентируемся на месте. Главное – ехать туда с добрым намерением. Кто-то из бабушек, дедушек хочет просто этот час или какое-то время посидеть молча, подержаться за руки. Многим из них не хватает объятий, и это лучшее, что ты можешь привезти с собой. Кто-то хочет зажигать, кто-то хочет просто отрываться так, как молодежь на дискотеках не зажигает. Я достаточно быстро поняла, что во многих из этих пожилых людей гораздо больше жизни, такой жажды встречи с завтрашним днем, чем во многих вялых молодых.

С чего началась ваша благотворительная деятельность?

Участия в благотворительных акциях начались в достаточно раннем возрасте. Но это связано с тем, что артистов часто приглашают на концерты в больницы или на различные благотворительные мероприятия. К тому моменту мне было 11 лет, мы снимали сериал «Папины дочки», и многие детки хотели видеть артистов из сериала. Поэтому мы достаточно часто откликались на такие предложения. Это было больше эмоционально, чем осознанно. Эмоционально я была очень подключена, это было естественное течение жизни. Наверное, осознанно это стало в более взрослом возрасте, где-то лет в 18, когда я подружилась с фондами, с их подопечными. Один из любимых – фонд «Галчонок», попечителем которого является Юлия Пересильд. Конечно, она мой герой – насколько искренне она вкладывает себя в это дело. Этим просто невозможно не восхищаться. И, наверное, Юлин пример позволил не струсить, когда мне предложили стать попечителем благотворительного фонда. Я понимаю, конечно, что человек, имеющий какую-либо медийность, становится попечителем благотворительного фонда для того, чтобы рассказывать широкой аудитории о том, чем занимается фонд, о проблемах фонда. Но я понимала, что свадебным генералом я быть не смогу, потому что от постов в «Instagram» мало что может измениться. Поэтому сразу для себя решила, что буду принимать активное участие в деятельности фонда, чем сейчас и занимаюсь.

Почему каждый раз хочется вернуться в дом престарелых?

Когда заходишь в комнату к бабушке, которой 98 лет, и она, к сожалению, не видит, и мы заходим: «Здравствуйте, бабушка. Как ваше настроение? Как ваши дела?» А она, приосанившись, говорит: «Лучше всех, ребята». И думаешь: «Ой-ой-ой, а мы ехали сейчас и жаловались, что у нас что-то вчера пошло не так. Видите ли, у меня вчера подгорела картошка, и я куда-то не успела, кто-то вчера мне что-то не то сказал, и я ушла в депрессию…» Думаешь: «Какое мы вообще имеем право?! Мы не имеем права хлюстить, не имеем права расстраиваться, уходить в депрессию. Это все от слабости. Нет, все отлично, все прекрасно!» И начинаем свой маленький концерт. У нас всегда так происходит: мы приезжаем в дом престарелых, сначала у нас большой концерт в актовом зале, а потом идем по комнатам к тем, кто физически не может дойти до актового зала, до большого помещения, где может проходить концерт. Это общение дает большой заряд, повод для разговоров, повод для сближения, и большое желание возвращаться. А еще  какое-то понимание, что мы находимся в правильное время в правильном месте, что по-другому не могло быть.

Что в первую очередь нужно подопечным фонда: лекарства или внимание?

Любая помощь важна, и материальная, и нематериальная. Просто сейчас почему-то у многих сложился некий стереотип, связанный со словом «благотворительность». Хочется сказать, что благотворительность – это не только и не столько про деньги, сколько про многие другие вещи, которые не потребуют от вас глобальных материальных затрат. Подопечным нашего фонда очень важно знать, что о них думают, что они не брошены. У многих из них, конечно, уже нет рядом родных, близких, но здорово ждать, знать, что к тебе приедут на праздник поздравить тебя. «Ой, этого пацана я видела в прошлый раз, он приезжал ко мне год назад, и сегодня он тоже приехал. А эти девчонки приезжают каждую неделю. И я обязательно получу открытку с поздравлением на 8 марта, на 9 мая». 9 мая – это вообще самый большой праздник для них. И вы знаете, эти поздравительные открытки, которые они могут держать в руках и потом долго хранить, шоколадочка – я говорю о совсем таких небольших вещах, которые не требуют больших затрат — это внимание, которое многого стоит.

Почему вы решили помогать именно старикам?

Меня очень беспокоила тема одиноких и брошенных пожилых людей. Это здорово и прекрасно, что есть фонды, помогающие детям, есть фонды, специализирующиеся на какой-то определенной болезни, помогающие в определенных жизненных ситуациях, фонды, помогающие животным. А за стариков мне всегда было как-то особенно обидно. Ты старый, ты болеешь, и вроде как ты никому не нужный. Мир готов к тому, что тебя скоро не станет. А ты хочешь жить! Ты знаешь, что ты хочешь и можешь жить, и ты вроде как молодой, но ты заключен в этом теле, и эти процессы неизбежны. И ты борешься за себя изо всех сил. А когда ты борешься не один, когда ты знаешь, что у тебя заболел зуб, и тебе говорят: «Пойдем, вылечим». Не говорят тебе: «Ты и так старый, чего тебе зуб лечить? Поболит, скоро болеть перестанет». А говорят: «Сейчас будем лечить твой зуб». И неважно, сколько у тебя времени впереди – не знаю, год, три, пять лет, десять лет, а может быть, три дня. Старость должна быть достойной, ты имеешь право на то, чтобы прожить эти три дня счастливо.

Есть ли разница, выступать в театре или в домах престарелых?

Волнение присутствует и там и там. В театре — это более такой эгоистичный настрой, что ли. Ты хочешь понравиться или хочешь рассказать свою историю через призму персонажа. А здесь, в домах престарелых, какое-то совершенно другое волнение наполняет. Конечно, мы всегда очень переживаем, очень волнуемся, но удовлетворение ты получаешь только в тот момент, когда к тебе присоединяются бабушки и дедушки. Ты понимаешь, что они вовлечены в этот праздник, что сегодняшний день их порадовал, что он даст им заряд на какое-то время вперед. В общем, когда во время наших концертов вдруг бабушки и дедушки начинают от души веселиться, с такой любовью к жизни и к моменту, происходящему здесь и сейчас, ты думаешь: «Классно! Не зря!»

Каково это — принимать участие в концерте со слепоглухими актерами?

Я продолжаю принимать участие в благотворительном спектакле фонда «Со-единение». И как раз скоро снова состоится показ спектакля. И я счастлива, когда я нужна, когда меня приглашают принять участие в этой постановке, потому что это какое-то удивительное удовольствие – общение с этими прекрасными, удивительными, сильными людьми. Они гораздо больше слышат и видят, как бы это парадоксально ни звучало, чем мы. Люди с распахнутыми глазами смотрят на мир, пропускают очень многие вещи. Люди, у которых прекрасный слух, сути не улавливают. А они этот мир знают, узнают и чувствуют буквально через кончики пальцев. Это удивительный опыт общения, и я всегда с большой радостью, с самыми лучшими эмоциями бегу на встречу с этими прекрасными ребятами. Насколько они профессиональны, насколько они полностью отдают себя спектаклю, творчеству. Какие объятия у них осмысленные! Никто с таким смыслом не обнимается. В них такая внутренняя свобода, такая сила, такое чуткое восприятие этого мира, желание его познавать, не останавливаться в своем развитии, постоянное движение. Они очень счастливые. У артистов нашего спектакля прекрасные семьи, у них невероятно насыщенная жизнь. Я спрашиваю, как они все успевают?! Они рассказывают про то, как иногда приходится все совмещать и ничего не упустить, во всем быть максимально честными и выкладываться везде на все сто. Это очень здорово, это потрясающий опыт.

Как социальные сети меняют отношение к благотворительности?

У меня произошла серьезная переоценка социальных сетей. Раньше я думала: «Это такое баловство,  приму участие в баловстве». Потом понимаю – производственная необходимость. Подобные интернет-площадки очень помогают в работе. Теперь это такая чудесная платформа для того, чтобы рассказывать людям о том, что тебе важно и о том, как просто к этому присоединиться, если вдруг у вас появилось такое желание или порыв. И очень здорово, что многих из тех подписчиков, которых раньше я узнавала по стилю комментария или по аватаркам, теперь я знаю в лицо. Многие из них присоединяются к волонтерским поездкам, становятся друзьями фонда. Я их встречаю в домах престарелых, мы обнимаемся, мы общаемся, и многие из театральных зрителей тоже становятся волонтерами – это так чудесно. «Ребята, завтра едем в Тульскую область. Выезжаем в семь утра, ехать четыре часа. Но ничего, справимся». Наутро уже все с надутыми шариками, с подарками, с конфетами, с замечательными эмоциями – и все, вперед, в путь. Это очень здорово, очень ценно. Конечно, в этом смысле социальные сети могут приносить большую пользу.

Каким фондам доверяете лично вы?

Я не думаю, что я имею право вот так сейчас назвать список фондов, которым я доверяю. Конечно, есть друзья, есть мной любимые фонды. Но я бы, наверное, назвала такой ресурс, как «Маяк» на «Mail.Ru». Это чудесная инициатива – собрать все фонды, которые зарекомендовали себя наилучшим образом, собрать все воедино. Можно заходить на этот ресурс и сразу видеть список этих прекрасных фондов, которые, я уверена, будут еще пополняться. Я очень поддерживаю эту инициативу и всегда при любом удобном случае напоминаю про этот ресурс. А так, и фонд «Со-единение», и фонд «Галчонок», и мой любимый фонд «Старость в радость», попечителем которого я являюсь. И я уверена, впереди еще много прекрасных дел, которые мы все вместе успеем сделать.

Как стать волонтером фонда «Старость в радость»?

Это очень просто — можно зайти на сайт фонда, на любых социальных сетях узнать информацию о том, как стать волонтером фонда. Волонтерские поездки совершаются каждую неделю. Замечательные координаторы, прекрасные, дружелюбные, которые объяснят и направят, расскажут, как нужно себя вести. И не стоит бояться какой-то неловкости, незнания того, как себя вести. Главное, что есть добрый порыв, а там все обязательно сложится наилучшим образом.

P.S.

Как бы вы потратили Нобелевскую премию?

Наверное, логичнее всего, правильнее всего было бы потратить на то, чем я сейчас занимаюсь. Я всегда думаю о том, что если будем огромными везунчиками, то и мы когда-то тоже будем пожилыми людьми, и хотелось бы, чтобы наша старость была красивой.

Что может вывести вас из себя?

Я достаточно терпеливый и спокойный человек. Пока держусь, но что-то наверняка может. Я уверена. Но пока не знаю, что.

Если бы в Википедии можно было написать только три слова о вас, что бы вы написали?

Арзамасова Елизавета Николаевна.

Рекомендуемые фонды

Рекомендуемая книга

«Вино из одуванчиков»
Рэй Брэдбери

  • 714
    Поделились