Мария Миронова

Актриса театра и кино, соучредитель благотворительного фонда поддержки деятелей искусства «Артист»

Мария Миронова о помощи ветеранам театра и кино

Вы помогаете только артистам?

У нас большая картотека, она разрастается за счет того, что прибавился  Петербург, потом Саратов, а теперь и 25 малых городов, где самая большая надобность. Мы помогаем людям профессионально связанным с театром и кино. Это и театральные критики, в той или иной степени это наш большой цех, так скажем. Это и балетные актеры, это и Москонцерт, и кино. У нас даже есть такая ежегодная премия «Признание», которую мы опять возобновили. Там есть даже премии выдающимся театральным гримерам, которые проработали много-много-много лет. То есть мы помогаем сообществу театральных деятелей.

С чего началась ваша благотворительная деятельность?

Это началось с Маргариты Александровны Эскиной, которая много лет была директором Дома актера. И как-то мы с ней подружились. В какой-то момент жизни, это было уже незадолго до ее ухода, мне что-то захотелось сделать такое. Она была одним из немногих людей, которые в то время еще занимались ветеранами. И наша картотека, которая потом перешла к фонду, изначально принадлежала ей, то есть Дому актера. Это была ее картотека, еще по старинке сделанная на таких карточках. У нее была помощница, Ирина Евгеньевна, тоже один из самых дорогих людей в нашем фонде. Именно она по наследству перешла к нам из вот этой вот работы Маргариты Александровны Эскиной. А началось это так, что я решила какую-то инициативу выразить ей, потому что мне хотелось что-то сделать для Дома актера. И она мне рассказала, что существует такая картотека, и существует клуб, который называется «Еще не вечер». Туда приходят наши пожилые ветераны, собираются. Я тогда еще не очень себе представляла, как это выглядит. А она сама в этот момент уже была в достаточно пожилом возрасте и уже находилась в кресле, практически уже не ходила. Она говорит: «Мы делаем для них разные обеды, ужины, еще что-то. Я стараюсь им делать какие-то посылки продуктовые». По старинке, как тогда, в то время еще заказы были. И я спросила: «А какая там помощь нужна? Что им нужно сделать? Давайте, может быть». Она говорит: «Ну, вот продукты нужны». Я говорю: «Зачем продукты, сейчас все же можно купить?» А она мне мягко так ответила: «Машенька, да, наверное, можно все купить. Но люди вот так живут, что им это тяжело».

А постольку я в тот момент была еще совсем молодым человеком, я была занята какими-то (как и все, в общем, наше поколение) своими делами, съемками, в быстром темпе жизни это все происходило. Я очнулась, когда увидела эту проблему. А увидела я ее не просто, что я даже не поверила Маргарите Александровне. Она говорит: «Давай сделаем обед». А я ей предложила в конвертах там сунуть денег, тогда всем раздать там порядка 15 тысяч для каждого человека. Она говорит: «Ты не представляешь себе, что это будет». Я говорю: «Как? Из-за 15 тысяч?» Ну, понятно, что это месячная пенсия. На тот момент была даже меньше, по-моему. Произошел этот обед. На нем было 33 человека наших ветеранов. Всем уже глубоко за 70 лет. И тогда, когда они не ожидали, им просто как сюрприз вынесли эти конверты. И конечно, я поняла, насколько это надо.

Благотворительность — дело анонимное или ею нужно заниматься публично?

Это такая ложная скромность немножко. Для того чтобы что-то сделать, всегда нужно силу иметь. Для того чтобы что-то сделать вдвойне, нужно иметь двойную силу. И чем больше ты имеешь эту силу вокруг себя в виде энергии людей, которые хотят это сделать, ты ее как бы умножаешь, тем больше у тебя автоматически появляется возможностей сделать не просто какую-то разовую акцию, как у нас было с Маргаритой Александровной Эскиной. А дальше мы встретились с Женей Мироновым, с Наташей Шагинян. Потом через несколько лет к нам еще подошел Игорь Верник, который вначале просто участвовал в мероприятиях. И образуется уже  какой-то круг людей. И это не только мы, учредители, это уже и сотрудники, и волонтеры, и те люди, которые на первых порах нам очень помогали… Ну, спонсорами я не могу даже их назвать, это наши друзья. И образуется какой-то уже энергетический большой круг, который, конечно, имеет возможность гораздо больше, чем имеет возможности один человек. Мы на эту тему, кстати, говорили в Тобольске, когда были с Театром наций на фестивале и выступали с нашим благотворительным концертом «Евгений Онегин». Там ребята, волонтеры, спрашивали, там очень активно развивается волонтерское движение. Я ответила простую вещь – что вообще, по сути, все начинается с волонтерства. Что такое волонтер? Это просто инициатива, когда у тебя ничего нет, вообще ничего нет, просто есть одно желание, и ты совершаешь какие-то действия. А эти действия уже как результат приводят к каким-то организациям или течениям, еще чем-то. Поэтому и мы, в общем, начинали как волонтеры. А дальше уже стало понятно, как это организовывать, потому что вначале не было вообще ничего понятно. На мой взгляд, сейчас самое важное – это то, чтобы благотворительность стала системной. Что такое системная? Вот вы выходите на улицу – город Москва, солнечный день, вы идете по бульвару, вы видите – стоит какой-то аппарат, где вы можете купить кофе-чай. Ну, такой, да, как знаете, по старинке были уличные такие аппараты. Вот стоит такой вот аппаратик. И вы понимаете, что там написано, что три копейки от того, что вы туда кинули идет на благотворительность. Дальше вы проходите, видите – какая-нибудь ярмарка. Ярмарка — это тоже то, что мы уже делаем с московским правительством, благотворительная. И вот когда это происходит на каждом шагу, человек к этому привыкает. И он понимает, что это норма. Просто норма жизни, вот и все. Больше ничего.

Многие думают, что актеры даже на пенсии живут хорошо. Почему случилась такая необходимость в помощи актерам?

Во время еще Советского Союза не было каких-то таких колоссальных проблем, что, например, есть нечего. Понятно, что все жили скромно, но скромно жили все, и это было нормой. А потом произошел такой скачок временной, где-то десятилетие, наверное, когда началась другая жизнь. И такой капитализм имеем и плюсы, и минусы. В нашей стране минус как раз заключался в том, что произошел очень большой разрыв, отсутствие среднего класса. И вот то поколение оказалось немножко за бортом, потому что те средства, которые они получали в виде пенсии, на  них, к сожалению, невозможно не то, что лечиться от каких-то системных заболеваний, а даже очень трудно лечиться просто от гриппа и простуды, потому что в аптеке отдаешь четверть пенсии на лекарства. И дай бог, что ситуация немножко хотя бы поправляется. И московское правительство, большое им спасибо за то, что они сделали. По крайней мере, народным артистам гранты ежемесячные, прибавка к пенсии 30 тысяч – это очень большое подспорье. Наш фонд с этого начинался для меня. И мы стараемся, уже имея какую-то большую возможность помощи сейчас, чем то, что было 10 лет назад. В этом году нам исполняется 10 лет, уже юбилей. И, по крайней мере, наши ветераны не только в Москве, но и по стране, знают номер телефона, куда можно обратиться.

Расскажите о главном успехе фонда «Артист».

Нам удалось прорвать определенную стену, а именно выйти в регионы, а это было непросто. И конечно, это во многом благодаря президентскому гранту, который мы получили. Конечно, мы очень волнуемся, потому что любое расширение – это люди. То есть у нас растет количество людей, которым мы помогаем, растет количество заявок и всего-всего. А это большая ответственность. Ну, в этом году мы можем себе это позволить, в следующем году всегда присутствует элемент неизвестности.

Конечно, одна моя мечта сбылась: мы хотели выйти в регионы, и конечно, там существуют люди, которые на волонтерских началах нам помогают. И театры. Спасибо театрам! Если это маленький город, то там один крупный театр, который нам подбирает картотеку адресной помощи, который знает всех этих людей, кому нужна помощь. Самое главное для меня теперь, моя вторая мечта – это, конечно, стабильность. Потому что имея ответственность и когда она увеличивается, ты понимаешь, что самый главный фактор – это стабильность. Потому что ты не можешь сказать людям, которые уже знают этот номер телефона: «Извините, ребята, у нас в этом году все не так».

Каким благотворительным фондам вы доверяете?

Их достаточно много сейчас. И «Подари жизнь», и «Вера», и «Старость в радость». Я сейчас очень много могу назвать. Если раньше, слава богу, это ушло куда-то в прошлое, не было доверия фондам, то сейчас все работают очень прозрачно, и это дело, так скажем, чести.

Что может вывести вас из себя?

Хамство и глупость, пожалуй. А глупость – это такое понятие… в блице оно не уместится.

Кто в 21 веке сделал больше всех для того, чтобы в России стало лучше жить?

Мать Тереза.

Если бы в Википедии можно было написать только три слова о вас, что бы вы написали?

Человек.

Какая книга способна изменить человека в лучшую сторону?

Когда мне задали вопрос о том, что нужно прочитать, чтобы стать лучше, первое, что я подумала, это, конечно, Новый завет и, конечно же, «Бхагавадгита». Да. Потому что, если для меня лично Новый завет – это вопрос веры, а вот это  — вопрос мудрости. То есть вообще индуизм построен на ведическом знании, на мудрости. И вот когда знание и вера сочетаются, тогда происходят чудеса и потрясающие изменения.

Конкурс от Марии Мироновой

Любая вообще мудрость, на самом деле, это действие. И действие очень простое. Вот и конкурс для меня заключался бы именно в том, что вот просто пойти в своем доме, в котором вы живете, в доме своем… Я не знаю, он многоэтажный или малоэтажный. Если это просто дом отдельный, то среди вот ближайших домов. Найти человека, которому очень-очень плохо. Который либо тяжко болен, либо у него очень-очень какая-то трудная ситуация в жизни. И просто этому человеку здесь и сейчас сделать так, чтобы у него на этот день было очень классное настроение. Вот это мой конкурс.

Рекомендуемые фонды

Рекомендуемая книга

Бхагавад Гита

  • 41
    Поделились